Маша Трауб: «Дружить с ребенком — это весело и радостно прежде всего для родителя»

Маша Трауб: «Дружить с ребенком — это весело и радостно прежде всего для родителя»

Маша ТраубФото: материалы пресс-службМаша Трауб: «Дружить с ребенком — это весело и радостно прежде всего для родителя»Юлия Амелина

Популярная писательница, автор книги-хита «Дневник мамы первоклассника» и новинки «Любовь со странностями и без» — о том, как правильно выстраивать взаимоотношения с детьми

— Мария, скажите, как можно понять, к чему у ребенка склонности? Есть ли у вас какие-то хитрости или своя философия в этом вопросе?

— Родителям вообще не нужно понимать, к чему ребенок склонен. Отчего-то считается, что ребенок — это некое родительское «приложение». В него можно «закачать» нужные родителю программы, «удалить» ненужные. Если вчера он хотел заниматься музыкой, сегодня — рисованием, а завтра — изучать строение клетки, то это нормально. Разве мы, взрослые, не такие же? Почему если взрослый человек имеет право сначала вышивать крестиком, а потом забросить это занятие, то ребенка нужно заставлять? Я даю своим детям возможность попробовать и право передумать. Сын, который был увлечен биологией и химией, не боялся мне сказать, что хочет заняться физикой. Если бы он сказал, что хочет стать актером, я бы тоже не упала в обморок. Единственное, на чем я настаиваю, — на спортивных секциях. Причем любых. Но спорт должен быть обязательно. Хочешь бросить теннис? Хорошо, какая замена? Разонравилось плавание? Отлично. Чем займемся вместо этого?

— Как правильно выбрать ВУЗ и нужно ли родителю вмешиваться в этот процесс?

— Родителям нужно категорически запретить вмешиваться в процесс выбора ВУЗа. Мой сын поступил в этом году в МГУ, на престижнейший естественно-научный факультет, причем на бюджет. Два предыдущих года я слышала про конкретный вуз, другой, о котором он мечтал. И буквально в последний момент сын передумал туда поступать. Я, естественно, ходила по потолку, причитала и заламывала руки. Предлагала пойти на платное отделение, если уж это «вуз мечты». Хорошо, что у сына есть характер, настоящий, мужской. Он сделал так, как решил. И только он в ответе за это решение. И он горд тем, что выбрал себе дорогу и будет учиться на бюджетном отделении. Он сказал замечательную фразу: «Вуз дает возможности, но только от меня зависит, как я ими воспользуюсь».

— Нужны ли репетиторы ребенку или лучше стоит самому помогать осваивать тему?

— В старших классах при подготовке к ЕГЭ репетиторы жизненно необходимы. Как и дополнительные курсы, выездные школы. До пятого класса, с моей точки зрения, ребенку хватает помощи мамы или папы. Опять же с пятого класса у сына был репетитор по английскому и немецкому языкам, который давал не школьную программу, а знания.

— Когда ребенок уже студент, нужно ли разрешить ему жить самостоятельной жизнью?

— Разрешить нужно намного раньше. Это тяжело, но нужно. Я отпускала сына в самостоятельные поездки с друзьями в другие города — они снимали квартиры, покупали билеты, заботились о том, что будут есть. Я сама живу самостоятельно с шестнадцати лет и с этого же возраста работаю. Многие мои друзья жили в общаге. Сын, как это ни странно звучит, тоже мечтал об общаге. Я думаю, что как только он начнет зарабатывать, сразу снимет квартиру с друзьями и переедет. А домой будет приезжать раз в неделю, чтобы съесть мамину котлету или суп. Главное — научить ребенка ответственности за свои поступки. Сын, например, знает, что, если я до него не дозвонюсь, где бы он ни находился, у него через час на пороге будут стоять люди, наши с мужем знакомые или знакомые знакомых, которых мы поднимем по тревоге. А через три часа на пороге буду стоять я, и тогда ему точно не поздоровится. Сын знает, что в случае чего нужно позвонить мне или отцу. Мы сначала решим любую проблему, а только потом оторвем голову. Удерживать нет смысла. Вот сейчас я его ищу по городам России, но, как только ему исполнится восемнадцать, он уедет автостопом в Европу, и я его буду искать уже по каким-нибудь хостелам. И это нормально. Хуже, когда я вижу, как мальчики, которым по виду уже за двадцать, проводят каникулы с мамами в отелях.

— Вообще, как вы думаете, в какой момент ребенка можно «отпустить» — прежде всего из-под своей (где-то) чрезмерной опеки?

— Если честно, я не готова называть конкретный возраст. Да, я отпустила сына от себя довольно рано, но не тогда, когда он был маленьким. В этом смысле я сумасшедшая мать или, как говорят психологи, «тревожная». Я ездила с сыном на сборы, нанималась аниматором, помощником повара. Сейчас езжу с дочкой. Я всегда рядом. Рядом, но на расстоянии вытянутой руки. Наверное, это нужно прежде всего мне, а не детям. Но в нашей семье есть поговорка. Если перевести с английского, то она звучит так: «Если мама не счастлива, никто не счастлив».

— Многие психологи уверяют, что нельзя быть другом своему ребенку. Вы согласны с этим мнением? Почему? Что в этом плохого?

— Нужно разделять дружбу и панибратство. Дружить с ребенком нужно и можно. Это весело и радостно прежде всего для родителя. Это способ быстрее договориться, пошутить, сгладить острые углы. Но панибратства я не терплю. Ребенок должен знать край, «флажки», за которые нельзя выходить. Я не подружка, я мама. И то, что позволительно с подружкой — от лексики до поступков, непозволительно с матерью. Я бы сказала, что родители — это не столько друзья, сколько старшие товарищи, которых прежде всего нужно уважать.

Марк Левин