Мода против «возрастного ценза» и фэтфобии

Кто сказала, что мода - удел только молодых?Фото: Instagram.com/cindycrawfordМода против «возрастного ценза» и фэтфобииЖанна Голубицкая

Журналист WomanHit.ru Жанна Голубицкая передает из-за кулис показов Миланской недели моды и развеивает самые распространенные мифы о фэшн-индустрии

Миф 4: мода — удел молодых…

Винтажный бум набирает обороты — и с вещей переходит и на людей. Вместе с винтажными настроениями в моду вошел антиэйджизм (от age — возраст) — это движение против «возрастного ценза» в моде, делящего ее на молодежную и «элегантную» — для людей старше определенного возраста. В противовес «эйджизму», пропагандирующему пренебрежительное и насмешливое отношение к людям 50+, продолжающим следить за собой и одеваться «как молодые», антиэйджисты выступают против возрастной сегрегации в моде в пользу равенства всех возрастов деле потребления остромодных новинок..

Ярчайшее доказательство торжества антиэйджизма — миланские улицы во время Недели моды. Чем ярче одета шествующая с болонкой по улице Монтенаполеоне дама и чем выше ее каблук, тем больше ей лет. Молодые предпочитают более спортивный стиль — джинсы, кроссовки, майки, толстовки. Это отражает их образ жизни — зарабатывание денег, выгул маленьких детей… А у пенсионеров «лайф-стайл» вальяжно-расслабленный — и наряды под стать. Вот и заседают нарядные итальянские бабули и дедули в кафе с аперитивами средь бела дня — и по степени легкости бытия и шикарности «лука» сопоставимы разве что с представителями золотой молодежи. Ибо лишь эти две категории граждан (пенсионеры и миллионеры) имеют возможность во время Недели моды в будний день заранее приезжать к месту показа, с удобством располагаться в ресторане напротив и наблюдать, как из авто выходят всякие модные кумиры. Обычно дефиле проходят в разных местах города и длятся в среднем от 15 минут до 30 минут, пригласительные есть не у всех, да и не все стремятся непременно попасть внутрь, часто снаружи даже интереснее.

Инес де ла Фрессанж 60 лет, но она до сих пор работает модельюФото: Instagram.com/inesdelafressangeofficial

«Пенсионерский» урок я получаю перед показом Dolce&Gabanna. Возле дверей здания останавливается авто, его тут же тесным кольцом оцепляет толпа. Из машины выпрыгивает, как мне показалось, щуплый юноша, стремительно мчится сквозь плотный людской коридор и юркает внутрь. В эти три секунды толпа буквально взрывается бешеным ревом восторга и подается вперед, швырнув меня прямиком в объятия двух пожилых синьоров с ног до головы в «дольчегабанне». Я извиняюсь, синьоры улыбаются, и тут я позволяю себе вопрос: «А кто это был?» Милые дедушки расстраиваются так, будто я сообщаю им, что страдаю умственной отсталостью. И сочувственно меня разглядывая, терпеливо поясняют, как больной на всю голову:

- Это Доменико. Дольче. Дизайнер. Весь мир его знает.

Так я примкнула ко «всему миру». К наступающему сезону итальянские дизайнеры и впрямь изрядно подкормили ностальгию тех, чей возрастной и социальный расцвет пришелся на 90-е. Почти во всех новых коллекциях присутствует отсыл к тому времени — подложные плечи, жакеты с золотыми позументами а-ля Майкл Джексон, кожаные и джинсовые «косухи» в талию, кожаные, замшевые и джинсовые мини и колготки в сеточку как у Мадонны поздних 80-х, блестящие ткани, золотые позументы и стразы…

У одних ренессанс 90-х завуалирован, другие его декларируют — например, Донателла Версаче. Свою новую коллекцию она посвятила памяти своего убитого в 1997-м брата — и впервые за свою самостоятельную карьеру создала вещи «в духе расцвета Джани», использовав фирменный принт Версаче, много золота на белом и бирюзовом, удлиненные приталенные жакеты с объемными плечами с золотыми, белыми и блестящими черными лосинами, деловые костюмы с удлиненными пиджаками и укороченными шортами цвета «пепел розы» и прочие изыски, сделавшие наши 90-е не только лихими, но и вырвиглазными. Дефиле, которые открыли сегодняшние звезды подиума сестры ДжиДжи и Белла Хадид, Донателла сопроводила саундреком, в котором положила на музыку собственные слова, выражающие ее безграничную любовь и благодарность покойному брату: «Ты дал нам, женщинам, свободу быть собой. Бывает трудно подавить гнев, но красота успокаивает и вдохновляет. Единственное настоящее в нашем мире — любовь. Сегодня все это для тебя, Джани».

Триумфальный выход вечно молодых легенд подиума – 51-летней Синди Кроуфорд, 49-летней Карлы Бруни-Саркози, 48-летней Хелены Кристенсен и 47-летних Наоми Кемпбелл и Клаудии ШифферФото: Instagram.com/cindycrawford

А в финале Джани, наверняка созерцавшего красочное шоу с небес, ждал поистине царский подарок от сестры — Донателла лично вывела на подиум главных любимиц брата. Звезд эпохи 90-х, которых именно Джани и сделал таковыми, ибо первым из дизайнеров настоял на том, что у каждой модели должно быть свое лицо, личность и образ. Именно Джани Версаче первым стал платить «лицам» своего бренда баснословные гонорары, выделил их из безликой толпы стандартных «вешалок» и благодаря ему модели получили статусную приставку «топ». Эти топ-модели, чей расцвет пришелся на 90-е, и закрыли показ Версаче весна-лето-2018, наглядно доказав своими фигурами и лицами, что при молодости духа старость не страшна. Триумфальный выход вечно молодых легенд подиума — 51-летней Синди Кроуфорд, 49-летней Карлы Бруни-Саркози, 48-летней Хелены Кристенсен и 47-летних Наоми Кемпбелл и Клаудии Шиффер — символ не только ренессанса моды тех лет, когда они были на пике славы, но и послание антиэйджизма. Следите за собой и новинками моды — и старость отступит, ибо она только в наших головах. Если ваша жизнь в красоте, то она бесконечна, как бесконечна красота.

For Gianni

Публикация от Cindy Crawford (@cindycrawford) Сен 23 2017 в 6:47 PDT

Это тезис подтверждает и преемственность на подиуме: большинство итальянских дизайнеров продолжают и развивают фамильное дело, а их модные дома родились и выросли из маленьких семейных ателье. «Лица» этих домов тоже передают эстафету младшим поколениям — на миланской Неделе трудовую династию продемонстрировала Синди Кроуфорд, предъявив модному миру свою 16-летнюю дочь Кайю Гербер. И Милан-2017 сразу произвел наследницу Синди в звезды.

Кайя открыла шоу Москино, предварив появление звездных сестер Хадид, затем вышла на подиум в дефиле Версаче вместе с маминой подругой Наоми Кемпбелл — и о ней сразу заговорили, как о «второй Кроуфорд». Дочка и впрямь очень похожа на свою знаменитую маму в те самые овеянные ностальгией 90-е. Тем более, в знаковых для того периода нарядах — колготках в сеточку, куртках-косухах и романтических платьях, усеянных цветами. Аксессуары тоже отсылают на 20 лет назад: гигантские булавки, грубые сапоги и ботинки, шипы, кепки с блестками и чокеры. А вместо поднадоевших Барби и героев диснеевских мультов на клатчи и футболки вернулись принты с единорогами и пони из 90-х.

Поддержала свой образ бдительной фашиониста и Ксения Собчак, появившись в Милане в «луке» из 90-х — толстых свитерах, джинсах с высокой талией и объемных пальто будто с мужского плеча. Надо признать, что Ксения даже опередила модную мысль: еще до Милана она выложила в инстаграме фотку, прозванную в сетевом народе «Бирюлево-лук». На ней наша икона стиля в допотопной юбке-миди, скучных сапогах до середины икры, свитерке и кофточке «из-под пятницы суббота», в плаще «а-ля черкизон», с продуктовой авоськой и клетчатой сумой челнока. Рядом — кавалер в болоньевом спорткостюме и с поясной борсеткой — в такие в 90-е челноки рыночные торговцы и челноки прятали «лавэ». «Все эти деловые костюмы, макияж, феминизм, и призывы к прогрессу никому не нужны. Усталая, но ещё следящая за собой, несущая мясо женщина с яйцами это то, что нужно стране!!!!» — подписала снимок госпожа Собчак (авторская орфография сохранена). И как к ней ни относись, ее юмор, самоиронию и смелость невозможно не оценить по достоинству.

Возвращает в 90-е и Армани, хотя титульный концепт Дома — импрессионизм. Но в его рамках уместились знаменитые малиновые «новорусские» клубные пиджаки-унисекс, гигантские подложные плечи, превращающие барышню в качка, и сильно зауженные в талии удлиненные жакеты, украшающие «качка» талией Барби.

По традиции, в ходе «женских» недель могут быть представлены только капсульные (маленькие) мужские коллекции — и наоборот. Молодые российские фашиониста — фэшн-блогеры популярного портала VogueDiary — в этом году получили приглашения на все знаковые показы модного марафона, начиная с Лондона, включая Милан и заканчивая Парижем. Отчитались они и по мужским тенденциям, основополагающая из которых — костюм. Отныне каждый джентльмен, желающий быть в тренде, должен иметь в своем гардеробе как минимум два костюма — официальный и неформальный. Каким может быть «неформальный» костюм, показали Эрменеджильдо Зенья и АрманиМаниа. Это, к примеру, строгий смокинг и шорты, фрак и треники или наоборот — строгие классические брюки и «олимпийка». Согласитесь, нечто подобное мы уже видели лет 20 тому назад, когда бизнес часто делался в неформальной обстановке, а офис нередко становился местом для отдыха и развлечений. Честно говоря, кажется, что мы отошли от этой храброй эклектики еще совсем недавно… А вот миланский стритстайл уже начал соответствовать ей заново.

Миф 5:… и худых!

Мода перестала быть уделом бесплотных во многом благодаря неустанной битве между бодишеймерами (от англ. body — тело, shaming — стыдный), преследующих толстых, и бодипозитивщиками, с кулаками доказывающими, что красота — не в худобе. Бои происходят в соцсетях, где выложены фото селебритиз, олицетворяющих позицию воинствующих сторон.

Заокеанские бодишеймеры безжалостно атакуют звездных моделей ДжиДжи Хадид и Ким Кардашьян и даже мэтра моды Карла Лагерфельда. Отечественные упражняются под фото Анастасии Волочковой и Ксении Собчак.

Бодипозитивщики уверяют, что свое тело надо принимать любым, но затравить могут не хуже бодишеймеров. Недавно набросились на своего же кумира — знаменитую модель «мама-сайз» (больших размеров) Эшли Грэм. Едва бодипозитивщикам показалось, что Эшли немного похудела, как на ее страничку посыпались обвинения: «Ты, как все эти голливудские монстры, попала под влияние идеи, что красивая — это худая!» Обескураженная Эшли срочно выложила свой снимок в бикини с целлюлитом во всей красе. Бодипозитивщики отстали, зато голову подняли бодишеймеры. Модель выступила миротворцем, выступив с манифестом против преследования «по телесному признаку»: «Для одних я слишком фигуристая, для других — слишком высокая, слишком пышногрудая, слишком громкая, а теперь и слишком худая. Когда я выкладываю фотографии 'с хорошего ракурса», меня критикуют за то, что я выгляжу более худой и пытаюсь себя продать. Когда я выкладываю фотографии, где виден мой целлюлит, мои растяжки и складки, меня обвиняют в пропаганде ожирения".

Still pinching myself after showing my lingerie collection during

Публикация от A S H L E Y G R A H A M (@theashleygraham) Сен 15 2017 в 9:02 PDT

В результате в околомодном мире трендом стало не обращать внимания на изъяны фигуры модника, как и на его возраст. Отрадно, что сей новомодный тренд идеально совпадает не только с давно известными нормами хорошего воспитания, но и с простым человеческим чувством такта.

А для тех, у кого с деликатностью проблемы, даже издали памятку «не модных» явлений:

Лукизм (от англ. look — вид, образ, синоним бодишейминга) — критика фигуры в целом.

Фэтфобия (от англ. fat — толстый, phobia — страх) — преследование людей с лишним весом.

Скиннишейминг (от skinny- худой, shaming — стыдный ) — преследование слишком худых людей.

Эйджизм (от age — возраст) — высмеивание «возрастных» людей, следящих за новинками «молодежной» моды.

В свете вновь вошедшей в моду тактичности даже по Линде Евангелисте, без уважительных причин «прогулявшей» дефиле памяти своего мэтра Джани Версаче, проехались почти по-доброму. Вопросом, почему в «золотом составе» легенд подиума образца 90-х, нет еще одной любимицы Джани, папарацци задались сразу. И очень скоро добыли фото 52-летней экс-топ-модели в Нью-Йоркском аэропорту. Некоторые ахнули, как «Линда запустила себя», но их тут же одернуло большинство, напомнив, что «в этом возрасте женщина не обязана выглядеть как 20-летняя девушка, а подобный набор веса обусловлен гормональными изменениями в силу возраста». И подчеркнули, что лицо у Евангелисты гладкое и моложавое, а сама она выглядит спокойной и умиротворенной.

Ведомые трендом, некоторые почти бесплотные звезды тоже «кидают кость» бодипозитивщикам, публично сообщая, как они потолстели и ничуть по этому повод не горюют. Так 22-летняя американская топ-модель ДжиДжи Хадид 21 сентября, аккурат после шоу Fendi, где была вместе со своей сестрой Беллой, радостно сообщила миру в соцсетях, что когда она садилась в авто, чтобы ехать на показ, ее «розовые клетчатые брюки треснули по шву»! Известие ДжиДжи дополнила селфи своих лопнувших штанов.

Продолжение следует…

Предыдущий материал

-
Источник